Ок, давайте закрывая тему якобы краденных противотанковых ежей, я простыми словами объясню тем, кто просто не понимает процедуру списания военного майна. Очень упрощенно и сокращая процедуру в несколько раз. Особенно в части расследований.donikroman.patrioty.org.ua

Когда бригада заходит в зону ООС, ей нарезают зону ответственности. Это сама линия фронта, это как правило, вторая линия обороны и часто третья линия обороны. Это, не считая очень многих вещей, за которые отвечают военные, о них я здесь говорить не буду. Вторая и третья линии — это укрепленные сооружения и взводные опорные пункты, построенные МО в 15 году. Часть из них находится под охраной НГУ. А часть попадает в зону ответственности бригады. Тоже самое происходит и с инженерными сооружениями и конструкциями. Ежи туда же. И даже, слава Богу, последний год, мы потихоньку добиваемся, чтобы волонтерские кабеля, зарытые в землю, входили туда же. Это все принимается по акту ответственной службы, пересчитывается и на время становится обликовым майном бригады. Но это даже не их майно. Это майно старшего начальника, в данном случае ОТУ, которое так же отвечает за него перед ООС.
То есть — есть отдельные акты и списки майна, которое бригада приняла, должна охранять и содержать в сохранности. Каждая железяка и каждая бетонная плита висит на бригаде. А во время ротации все принятое майно в том же объеме нужно передать сменщикам.

По поводу ротаций. На каждой ротации, присутствуют представители служб ОТУ и ООС. Со своими копиями актов и своими списками. Которые они так же передают в ГШ. То есть у нас есть три службы, непосредственно в зоне, которые по вертикали отвечают за противотанковые ежи. Еще есть четвертая. Если что-то происходит и есть подозрение на какой-то пройоп, министр присылает людей из ГИМО. Главная инспекция МО.
То есть у нас есть ежи, которые числятся за бригадой. Эти ежи посчитаны и переданы инженерной службе бригады. Подпись начальника службы, комбрига и старшего начальника (представителя ОТУ),ООС, может быть, может не быть, в зависимости от важности майна. Но копия актов в Часов Яр уходит
За время ротации, вышестоящее начальство несколько раз приезжает и контролирует майно. Ну, для того чтобы показать свою полезность и оправдать свое нахождение в зоне.
Но ежи не находятся под ответственностью комбрига или начальника инженерной службы. Их нужно охранять, чтобы враги не утащили и не открыли проход танкам. За сохранность ежей по всей военной вертикали назначается ответственный офицер. Кто ближе всех к этим ежам. Кроме того, чтобы воевать, он теперь должен назначить бойцов, которые будут присматривать за этими ежами.

Теперь смотрите что происходит, если не хватает одного ежа. По бумагам есть 150, а в наличии 149. Еще, для понимания, вот это все майно имеет стоимость для МО. В реальных деньгах. По всем спискам в бригаде, в ОТУ, в ШООС, в МО, ежей 150. То есть, автоматически, те люди в зоне ответсвенности которых исчез еж, становятся должны министерству обороны сумму в стоимость ежа. Нужно списывать. Как списывается майно? Еж может быть или украден, или уничтожен в бою. Проводится расследование. Если еж уничтожен в бою, то берется журнал учета, в котором отображаются все обстрелы, перестрелки и обострения. Проверяется были ли обстрелы артой или минометами и был ли танковый прорыв. Потом берутся показания свидетелей боя и повреждения майна. Без свидетельских показаний записанных на бумаге нельзя. Командир бригады назначает расследование. И определяет офицера, который его проведет. Офицер собирает всю информацию и если все сделано правильно, тогда комбриг подписывает бумаги и отправляет выше. Потому что этот еж проходит по всей вертикали до самого министерства обороны. И потом еще месяца два-три (а иногда и пол года), бумаги ходят по этой вертикали. Их иногда возвращают на переработку, на уточнение. И все это время еж числится в проебе. Потому что вся военная бюрократия построена на принципе — пока не доказал и не списал майно, оно в проебе.Это значит на каждой нараде, командира бригады пыжат за просранный еж.
Еще ремарочка. У МО все считается в гривне. Даже патроны. У нас были случаи, когда на комбригах висели сотни миллионов гривен, за то, что не списали боеприпасы и уничтоженную технику. То есть, пока не спишется — комбриг должен эти деньги государству. И не только комбриг, а вся вертикаль в бригаде до того самого сержанта, которого назначили видповидальным за ежи.

Теперь вернемся к утерянному ежу. Если еж не погиб в бою, то его украли. Если его украли, то это уже выходит за границы компетенции бригада. Этим начинает заниматься ВСП, которая не подчиняется бригаде. Иногда подключаются контрики. Чисто проверить, не убрала ли ежи агентура противника, чтобы открыть проход танкам.
Я это к чему все пишу. Вывезти 150 ежей на металлолом, будучи в здравом уме, нельзя. То есть вывезти можно. Но сделать это незамеченно и без последствий невозможно. Причем последствия скрыть так же невозможно. Потому что когда обнаруживается пропажа, то кто-то в конце концов должен за эти ежи заплатить министерству. На кого повесят эти ежи? Правильно. На тех кто их охранял.

Теперь, как 150 ежей могут исчезнуть? Они не могут просто исчезнуть. Их забирают по наряду подписанному в ООС и ОТУ и передают с одной воинской части в другую. То есть – по бумажному распоряжению высылается транспорт и группа такелажников, чтобы все это загрузить и перевезти. С сопроводительными документами, потому что по дорогам шарятся ВСПшники и задают военным каверзные вопросы. И комбриги им не указ. Это отдельная служба.
Я это все к чему расписываю. Для того чтобы вы поняли, что вот эта вся бюрократия военная, она именно для этого и создана, чтобы любое перемещение материальных ценностей, оружия, техники, было невозможно без бумажек и контроля
Да, в 14-15 возможны были варианты, когда 1800 человек держали по сути 80 км фронта. Когда ездил кто хотел и где хотел. Но сегодня 19 год. Сегодня бригада заходит на ротацию и несет материальную ответственность за все, что ей передали из военного майна.
Это я очень-очень упрощенно описал, хотя бы для минимального понимания системы. На самом деле там все навмного сложнее.

А люди, которые выдумывают истории про украденные 150 ежей, или ооочень далеки от системы облика или просто гражданские. Или какое-то озлобленное сонечко, которое дупля не отбивает, как работает учет, даже в его взводе. Потому что для любого военного, кто хоть раз сталкивался с процедурой списания майна, понятна глупость утверждения о краже ежей и сдачи их на металлолом. А может просто банальный вброс от противника для дискредитации ЗСУ.